Номера

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2008

2007

2006

Главная / №6 (36) Ноябрь-Декабрь 2010 / Аналитика

Эффективное производство. Россия-2010

Призывы к созданию в России современных, эффективных производств мы слышим в последнее время особенно часто. Да и разговоры о том, что большинство российских производств не соответствуют требованиям времени — не менее популярная тема в прессе.

Так что же это — эффективное производство? По каким критериям можно оценить эффективно оно или нет? И много ли эффективных производств в России уже сейчас? Чем они лучше других? А много ли компаний сегодня реально работают над повышением эффективности своего производства? Что они для этого делают? И стал ли кризис катализатором этих изменений?

Именно эти вопросы были заданы авторитетным экспертам из компаний разных отраслей промышленности: Бирбраеру Радиславу, генеральному конструктору компании «Солвер», заслуженному изобретателю России; Дмитрию Шехватову, коммерческому директору IFS Russia & CIS; Константину Разумову-Раздолову, начальнику управления производственного развития управляющей компании российского электротехнического концерна «Русэлпром»; Вячеславу Маркову, заместителю председателя «Союза бережливых» и Lean-прак-тику; Ивану Еремееву, заместителю руководителя Аналитического Центра корпорации «Галактика»; Илье Житомирскому, директору дирекции по внешним связям ОАО «ТМК».

Что же это — эффективное производство? По каким критериям стоит оценивать эффективность производства?

Бирбраер Радислав, компания «Солвер»

«Сочетание «сроки — качество — затраты» выпускаемой продукции лучше, чем у конкурентов. Причем самое главное сегодня — меньшие, чем у конкурентов сроки изготовления. Это главное конкурентное преимущество на мировых рынках (без качества на них не работают, а при высоких затратах работают, но не долго)».

Дмитрий Шехватов, компания IFS Russia & CIS

«Есть «джентльменский набор» и он очень прост: если вы производите лучше других, дешевле других, быстрее других, то ваше производство эффективно. Если хотя бы один из указанных параметров высок (быстрее на 30%, например), то это уже объективно хороший показатель. Действительность (российская и не только) несколько отличается от теории. Основным критерием часто остается цена. Заказчик готов ждать и время изготовления зачастую не является важным параметром. Многие российские компании, изготовляющие продукцию массового спроса (посуда, электротехнические изделия, различные бытовые приборы и т.п.), размещают свои производства в Китае. Так выгоднее, потому что дешевле. И это — несмотря на чрезвычайно долгий срок поставки: изготовление — 1 месяц, поставка — 4–5 месяцев.

Многие отечественные производства строились по принципу натурального хозяйства по типу ранних заводов Форда: на входе железная руда, на выходе автомобиль. Сами выплавляем, прокатываем, штампуем, собираем, красим. Типовой западный завод сейчас — это 100–200 работников; фактически — один цех. Подобный завод выпускает комплектующие для более высоких переделов или занимается смешиванием компонентов по различным рецептурам (краски, лаки). Производственные маршруты не содержат большого количества операций. Такие производства наиболее распространены в Европе, США и других индустриальных странах. С другой стороны, выгоднее всего выпускать конечную продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Быть производителем компонентов/полуфабрикатов эффективно лишь при существовании устойчивого спроса и наличии надежного портфеля заказов на год и более вперед. Процесс избавления «от ненужных» активов, приобретения новых и модернизации старых в России еще далек от завершения. По сути дела это тоже движение в сторону повышения эффективности производства».

Вячеслав Марков, Lean-практик

«Эффективность производственной системы предприятия стоит оценивать по 4-м основным критериям: качество продукции, операционные затраты — минимум потерь, минимальное время выполнения клиентских заказов (или удовлетворение ожиданий потребителя по срокам выполнения заказа), высокий моральный дух и безопасность труда работников предприятия».

Антон Филиппов, компания IBS

«Эффективность производства показатель комплексный и оценивать его можно по различным критериям. Прежде всего, это затраты на единицу продукции, т.е. сколько материалов, энергоносителей и труда в денежном выражении было затрачено на единицу готовой продукции. Все эти показатели учитываются в себестоимости продукции, так что можно считать ее своеобразным интегральным показателем».

Константин Разумов-Раздолов, концерн «Русэлпром»

«Эффективность производства отличается от эффективности деятельности предприятия. Показатель эффективности для предприятия — это финансовый результат «прибыль — убыток», для производства — отношение входящих ресурсов к получаемой продукции, в идеале с учетом времени изготовления.

Наиболее адекватными критериями оценки эффективности производства являются индексные показатели, такие как стоимость за килограмм произведенной продукции, производительность с м2 производственной площади, энергопотребление на единицу продукции, материалоемкость. Видоизменяя эти показатели и добавив коэффициенты весомости, можно получить комплексную оценку эффективности. Однако такая система оценки не учитывает динамики процессов развития, и поэтому актуальна, например, для сравнительного анализа ценообразования, использования в краткосрочном периоде. Для оценки потенциальной эффективности необходимо учитывать и «интеллект предприятия» — уровень корпоративной культуры, так как это среда, позволяющая формировать новые неформальные решения. Кроме того, необходимо учитывать темпы экономического роста в стране, технического прогресса».

Как вы считаете, много ли эффективных производств в России? Какие и чем они лучше других?

Дмитрий Шехватов, компания IFS Russia & CIS

«Таких производств сравнительно немного. Обычно это производства, не требующие больших капвложений. Или производства массового спроса (например, мебели, строительных материалов).

Очень трудно сделать обобщение эффективно/неэффективно по всем видам существующих производств. Так, например, отделившиеся от бывших НИИ коллективы образовывали небольшие фирмы, выпускающие продукцию со своим know how, плодами исследований советских лабораторий. Например, полимерные добавки в бетон, значительно улучшающие его свойства. Это не требовало больших вложений, но позволяло (и позволяет) производить конкурентную продукцию с высокой добавленной стоимостью. Пока добавленная стоимость высока, вопрос о повышении эффективности производства не столь актуален. Также это не очень важно для небольших производственных компаний. В небольшой структуре легче контролировать издержки. С другой стороны, если компания имеет малую рыночную долю, то, скорее всего она исчезнет, попросту разорится. Известно, что приемлемая устойчивость обеспечивается при доле рынка 3–5% и более. Это означает, что нужно диверсифицировать бизнес, расширять линейку услуг и продуктов. Это ведет к увеличению персонала, усложнению логистики, созданию новых производственных мощностей и, как следствие, необходимости решать задачи по повышению эффективности производства. Таких примеров в России много — начинали с 20 человек, расширились до сотен. Обычно это производства с численностью 200–300 человек и более.

Сложную конкурентоспособную продукцию изготавливать достаточно затруднительно. Во многом это связано с существенными затратами на НИОКР. Если вы производите погружные насосы для нефтяных скважин, то вам нужно обеспечить надежность и качество по двум десяткам показателей (ресурс подшипников, крыльчаток, стойкость изоляции обмотки и т.п.). По подшипникам вы выберете надежного поставщика, по крыльчаткам — купите оборудование для порошковой металлургии. За полгода, год изделие можно довести до ума. Для более сложных конструкций счет по таким позициям может идти на сотни и тысячи. А это — испытания, опытные образцы, месяцы и годы работы большого коллектива людей. В России это могут себе позволить только предприятия, работающие на госзаказ, ВПК в основном. Но в силу существующего монополизма и возможности постоянного переноса сроков (не получилось в этом году — получится в следующем) об эффективности там говорить не приходится.

На некоторых крупных производствах повышением эффективности занимаются (меня впечатлил Павловский автобусный завод, например), но это, скорее, исключение.

По упомянутым причинам среди эффективных производств доминируют ввезенные «под ключ» западные технологии — смонтированные целиком заводы с апробированным подходом к логистике, станочным парком, автоматическими линиями. Ввозится все целиком — и оборудование и методы организации труда, технологии улучшения эргономики рабочих мест, механизмов планирования«.

Бирбраер Радислав, компания «Солвер»

«Они есть, но их не много. К обещанным срокам производства у нас в России относятся без должной ответственности (традиционно). Да и стоимость продукции велика из-за низкой производительности труда и котлового учета затрат. Новые технологии, требующие инвестиций, только добавляют стоимости продукции при такой производительности и при такой системе учета. Но в нашей практике все больше предприятий, которые осознают указанные проблемы и стремятся к изменениям. Они на пути к эффективному производству».

Антон Филиппов, компания IBS

«Эффективных производств в России достаточно. Но им предстоит сделать еще очень много, чтобы стать реально современными и высокотехнологичными. Если говорить о положении дел в области ИТ-обес-печения, как одного из факторов зрелости бизнес-процессов предприятия, то на ранних стадиях информатизации крупные промышленные предприятия уделяли большое внимание консолидации финансовых потоков. Однако, вложив большие средства в ERP-проекты, обнаружили, что осталась нерешенной большая часть проблем ИТ-подде-ржки производственных процессов. Нет единого информационного пространства: информация, связанная с производственными процессами, осталась за рамками ERP-сис-тем. Плохо решаются конкретные производственные задачи — например, планирование и составление расписаний. Компании, как правило, не имеют точных прогнозов на срок исполнения заказов. В области управления производством сохраняется ситуация, когда финансовый и производственный менеджмент не могут оценить эффективность отдельных производственных подразделений и производства в целом. ERP не решает задачу анализа причин возникновения брака, не позволяет управлять качеством продукции. Для этого, нужны специализированные инструменты, такие как MES системы, которые покрывают функционал управления производством, являясь связующим звеном между уровнем АСУТП и ERP. В этом в аспекте российские предприятия отстают от конкурентов».

Вячеслав Марков, Lean-практик

«Эффективных производств в России (соответствующих мировому уровню производительности) единицы. Об этом свидетельствуют хотя бы результаты исследований McKinsey, опубликованные в 2009 г. Я лично изучал опыт успешных преобразований 2-х заводов (БрАЗ и «Микрон») и убежден — реальные практические примеры построения эффективных производственных систем (не выдуманные примеры и ПИАР проекты, а реальные достижения) должны стать ценностью № 1 в России. Изучать и перенимать опыт таких предприятий — это верный путь к созданию конкурентоспособной продукции и обеспечению высокой производительности труда».

Константин Разумов-Раздолов, концерн «Русэлпром»

«Сегодня производства в России можно разделить на стагнирующие и нормально работающие, все они имеют разную степень эффективности, и нельзя категорично сказать эффективно оно или неэффективно. Можно измерить, оценить степень эффективности. Очень часто неправильные действия коммерческих структур приводят в стагнации производства. Думаю, что в России сейчас, например, в области машиностроения, приблизительно 25% стагнирующих предприятий, с постоянно сокращающимся объемом выпуска продукции. А эффективное производство не может быть реализовано. Это идеал, к которому надо стремиться: всегда есть, что улучшать. А с позиции современности мне нравится завод Фольксваген в Калуге».

Много ли компаний сегодня реально работают над повышением эффективности своего производства и что они для этого делают?

Дмитрий Шехватов, компания IFS Russia & CIS

«Вопросы организации, культуры производства, эргономики, эффективного планирования, сокращения издержек не были приоритетными в плановой социалистической экономике. Множество производств до сих пор функционируют по старым схемам. Однако, понимание того, что «так жить нельзя» постепенно приносит свои плоды. Это и постоянно растущий интерес к «бережливому производству», и инвестиции в новое оборудование, и использование компьютерных систем поддержки принятия решений. Почти на любом производстве есть группы издержек, на которые десятилетиями не обращали внимания и не пытались сокращать. Многие этим сейчас и занимаются».

Вячеслав Марков, Lean-практик

На мой взгляд, основная проблема следующая. Высшее руководство по-прежнему не уделяет первостепенное значение оптимизации процессов, устранению потерь, не добавляющих ценности потребителю, встраиванию качества в процессы и т.д. В том числе и вовлечению всех сотрудников (личным примером!) в процесс непрерывного совершенствования, результатом которого является формирование новой культуры производства.

Иван Еремеев, корпорация «Галактика»

«Над повышением эффективности работает большинство компаний России, однако далеко не все идут к этому с соблюдением социальной ответственности бизнеса. Многие осуществляют это за счет усиления эксплуатации природных ресурсов и невысокого уровня оплаты труда.

Эффективность не может появиться сама по себе. Для достижения эффективности необходимо постоянно прикладывать множество управленческих усилий, улучшать качество работы управленческого персонала, его ответственность за качество принимаемых решений».

Антон Филиппов, компания IBS

«Все компании так или иначе работают над повышением эффективности технологических процессов, поскольку для промышленных предприятий производства — это и есть суть бизнеса, именно там бизнес получает добавочную стоимость. Другое дело, что идти можно разным путем. Кто-то делает ставку на то, чтобы охватить всю производственную цепочку и создает вертикально интегрированные холдинги, охватывающие все этапы производственного цикла. А кто-то наоборот сосредотачивается на имеющемся бизнесе, на его развитии. Для повышения собственной эффективности предприятия инвестируют в обновление основных фондов и модернизацию производства. Однако стоит помнить, что само по себе оборудование, какое современное оно бы ни было, не способно в долгосрочной перспективе обеспечить высокую эффективность производства. Этого можно добиться только внедрением «умной» системы управления производством, то есть внедрением информационных технологий для всесторонней поддержки и обеспечения производственных процессов».

Константин Разумов-Раздолов, концерн «Русэлпром»

«К сожалению, машиностроительное предприятие — система очень инертная, ее долго и ресурсоемко разгонять, но и остановить мгновенно тоже невозможно. На общем фоне усилия по увеличению эффективности не очень заметны и, как правило, сводятся к оперативным мероприятиям — сократить персонал, купить станок, выполнить план любой ценой, а процессу постоянного совершенствования и разного рода улучшениям, которые остро требуются во всех областях, внимания уделяется немного.

Зачастую просто покупают оборудование, потому что 80% оборудования в стране устарело морально или физически. При этом менее интенсивно работают с новыми конструкциями, организацией производства, технологиями — не хватает квалификации, кадров. У нас в вузах даже не рассматривают дисциплину улучшения эффективности производства, так кому работать в этой области? Структура самих предприятий даже не предусматривает таких функций.

Мне кажется, тренд на производственных предприятиях таков: за последние 25 лет перестали существовать гиганты и мелкие предприятия, а наиболее успешны по советским меркам предприятия «меньше среднего» со специализированной продукцией одного типа. Они оказались не только гибкими и стабильными, но и сумели собрать более грамотных специалистов. Примерами таких предприятий могут быть Сафоновский электромашиностроительный завод, завод Ливгидромаш и др.».

И, в заключение, на наш взгляд абсолютно правильный ответ Игоря Баева, доктора экономических наук, профессора, декана факультета экономики и управления ЮУрГУ на вопрос: «Что бы вы сказали на мнение пессимиста, который считает, что нам уже ничто не поможет, потому что мы отстали от развитых стран на десятилетия?»

— Именно потому, что мы отстали, нам сейчас в первую очередь нужно думать об эффективности нашего производства. И «Бережливое производство» — не самоцель. Если бы Япония, где сформировалась эта концепция, была сегодня бедной страной, никто бы о «бережливом производстве» не знал. Но Япония является богатой страной в силу того, что имеет «бережливое производство». А мы буквально ходим по ресурсам, не умея их экономить. Именно потому и отстали, что никогда не задумывались над тем, что ресурсы редки, несмотря на то, что нам кажется, — страна богата ресурсами. Япония, с точки зрения ресурсов, бедная страна, и богатая — с точки зрения результатов их использования.

С. В ЖИШКЕВИЧ,
главный редактор Портала
«Управление производством»
www.up-pro.ru